Николай Васильевич Гоголь

» Вечера на хуторе близ Диканьки, часть 1
» Вечера на хуторе близ Диканьки, часть 2
» Старосветские помещики
» Тарас Бульба
» Вий
» Невский проспект
» Нос
» Портрет
» Шинель

» Записки сумасшедшего
» Из ранних редакций
» Ревизор
» Женитьба
» Театральный разъезд
» Мертвые души, том 1
» Мертвые души, том 2
» Повесть о капитане Копейкине
» Стихи русских поэтов классиков 19 и 20 веков

Наш сайт посвящен Николаю Васильевичу Гоголю и его замечательным произведениям.

Биография Гоголя Н.В.

Дом в котором родился и вырос Н.В.Гоголь

Дом где родился и вырос Гоголь

Дом-музей Гоголя в Москве

Дом-музей Гоголя в Москве

Все фотографии кликабельны. Нажмите на фотографию для увеличения.

Гоголь "Мертвые души". Том 1

огромное количество исправлений и вставок. "Вижу, что предмет становится глубже и глубже", -- писал он тогда. {Письмо М. П. Погодину, 28 декабря 1840 г.} Объем гоголевского романа в течение первого же года работы: вся Русь. Значительность замысла в собственном сознании отражена в одновременных и позднейших письмах. Содержание его Гоголь так определил в "Авторской исповеди": "Мне хотелось сюда собрать одни яркие психологические явления, поместить те наблюдения, которые я делал издавна сокровенно над человеком, которых не доверял дотоле перу, чувствуя сам незрелость его, которые, быв изображены верно, послужили бы разгадкой многого в нашей жизни". Задания Гоголя не могли найти полного выражения в форме романа. Нужно было создать особый жанр -- большую эпическую форму, более широкую, чем роман. Гоголь и называет "Мертвые души" поэмой . Не случайно на обложке "Мертвых душ", рисованной самим Гоголем, слово "поэма" выделено крупными буквами. Определение "Мертвых душ" как поэмы появилось у Гоголя рано. В письме от 7 октября 1835 г. к Пушкину еще говорится: "Сюжет растянулся на предлинный роман ". Но в заграничных письмах 1836 г. уже появляется слово "поэма". Жуковскому Гоголь пишет 12 ноября 1836 г.: "Каждое утро... вписывал я по три страницы в мою поэму ". В письме к Погодину от 28 ноября 1836 г. Гоголь особо останавливается на вопросе о жанре "Мертвых душ": "Вещь, над которой сижу и тружусь теперь..., не похожа ни на повесть, ни на роман, длинная, длинная, в несколько томов... Если бог поможет выполнить мне мою поэму так, как должно, то это будет первое мое порядочное творение. Вся Русь отзовется в нем". Гоголь не ошибался, придавая своему труду исключительное значение и выделяя его из всего написанного им раньше. Художественный метод поэмы Гоголя был неотделим от ее общественно-обличительного замысла; тем самым полемика вокруг "Мертвых душ" приобретала характер идеологической борьбы, наглядно вскрывшей в русском обществе различные, враждебные друг другу направления. Борьба вокруг "Мертвых душ" была еще интенсивнее, чем вокруг "Ревизора", -- прежде всего потому, что с ростом общественных противоречий обострился идейный антагонизм в обществе и в литературе. "Беспрерывные толки и споры" вокруг "Мертвых душ" -- это, по словам Белинского, "вопрос столько же литературный, сколько и общественный". Гоголь предвидел нападения реакционеров, лжепатриотов, обывательского "лицемерно-бесчувственного современного суда", и он не ошибся. Устные суждения современников о "Мертвых душах" пытались систематизировать С. Т. Аксаков и А. И. Герцен. Аксаков разделил читателей Гоголя на три части: 1) "образованная молодежь и все люди, способные понять высокое достоинство Гоголя" -- они приняли книгу с восторгом; 2) люди "озадаченные", смущенные "карикатурой" и "неправдоподобием"; 3) явные враги: "Третья часть читателей обозлилась на Гоголя: она узнала себя в разных лицах поэмы и с остервенением вступилась за оскорбление целой России". {"История моего знакомства с Гоголем", стр. 66-67.} Четкую дифференциацию общественных направлений дал Герцен в дневнике (запись 29 июля 1842 г.): "Славянофилы и антиславянисты разделились на партии. Славянофилы No 1 говорят, что это апофеоз Руси, "Илиада" наша и хвалят след[ственно]; другие бесятся, говорят, что тут анафема Руси, и за то ругают. Обратно тоже раздвоились антиславянисты. Велико достоинство художественного произведения, когда оно может ускользать от всякого одностороннего взгляда. Видеть апофеоз -- смешно, видеть одну анафему несправедливо". Еще до появления "Мертвых душ" в печати, когда главы их были известны только из чтений Гоголя (в Петербурге -- у Прокоповича, в Москве -- у Аксакова и др.), граф Ф. И. Толстой ("Американец") говорил в обществе, что Гоголь "враг России, и что его следует в кандалах отправить в Сибирь". Вспоминая об этом, Аксаков прибавлял: "В Петербурге было гораздо более таких особ, которые разделяли мнение гр. Толстого". {Там же, стр. 38.} Несколько аналогичных мнений привел Н. Я. Прокопович в письме к Гоголю от 21 октября 1842 г. {См. "Материалы для биографии Гоголя" В. И. Шенрока, М., 1898, т. IV, стр. 54-55.} Из сравнительно близких Гоголю людей на этой позиции стоял Ф. В. Чижов; он писал Гоголю 4 марта 1847 г.: "Я восхищался талантом, но как русский был оскорблен до глубины сердца". {"Русская старина", 1889, No 8, стр. 279.} В печати эта реакционная точка зрения была выражена в статьях Н. Полевого (в "Русском Вестнике", 1842 г., No 6), К. Масальского (в "Сыне Отечества", 1842 г., No 6), Н. Греча (в "Северной Пчеле", 1842 г., No 137) и О. Сенковского (в "Библиотеке для чтения", 1842 г., No 8). Из этих четырех враждебных Гоголю критиков Полевой был самым непримиримым. Масальский и Греч, повторяя нападки Полевого, делали оговорки о верности, живости и комизме отдельных мест; {Журнал Министерства народного просвещения (1842, т. XXXVI, отд. VI, стр. 31 и 248-249), резюмируя полемику, выделил критику Масальского из числа враждебных отзывов, заметив, что Масальский "излагает свои мнения эклектически".} Сенковский ограничился вышучиванием Гоголя в обычном своем издевательском тоне не брезгуя даже подтасовками в цитатах. {Рукописную редакцию статьи Сенковского, еще более издевательскую, и комментарий к ней см. в сборнике "Н. В. Гоголь. Материалы и исследования", т. 1, изд. Академии Наук СССР, 1936, стр. 226-242.} На защиту Гоголя от нападок враждебной критики выступил критик "СПб. Ведомостей" М. Сорокин (1842, NoNo 163-165). Признавая и сам в поэме Гоголя "промахи распаленной фантазии", Сорокин всё же сумел ответить на упреки в "утрировке" и в "грязных" картинах указанием на особенности гоголевского метода типизации и на характер самой изображаемой им действительности. Общественное значение поэмы не было им раскрыто. Сочувственной Гоголю была и статья Плетнева, скрывшегося под инициалами С. Ш. и под маской корреспондента "Современника" из Житомира. Плетнев сделал много тонких наблюдений над особенностями реалистической эстетики Гоголя. Но смысл поэмы он видел в развитии чисто психологической идеи, делая при этом оговорки о незавершенности поэмы: "На книгу Гоголя нельзя иначе смотреть, как только на вступление к великой идее о жизни человека, увлекаемого страстями жалкими, но неотступно действующими в мелком кругу общества". {"Современник", 1842, т. 27.} В выступлениях славянофильской критики (Шевырев в "Москвитянине" и К. Аксаков в отдельной брошюре {"Несколько слов о поэме Н. В. Гоголя "Похождения Чичикова или Мертвые души"", М., 1842.}) борьба вокруг Гоголя переходила уже в борьбу за Гоголя; смысл статей Шевырева и особенно К. Аксакова был в тенденциозном переосмыслении "Мертвых душ". Делая верные наблюдения над одними сторонами поэмы, они замалчивали другие и, не находя всего им нужного, пытались дополнить и поправить Гоголя. Так, Шевырев, сказав немало верного о жизненности и типичности гоголевских характеров и об эстетической роли автора в поэме, упрекает Гоголя в том, что "комический юмор автора мешает иногда ему обхватывать жизнь во всей ее полноте и широком объеме". {"Москвитянин", 1842, No 7 и 8.} В толковании К. Аксакова "Мертвые души" полностью утрачивали свой обличительный характер. Совершенно иначе подошли к поэме Гоголя Белинский и Герцен. "Мертвые души", по Белинскому, "творение чисто-русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, нервистою, кровною любовию к плодовитому зерну русской жизни; творение необъятно-художественное по концепции и выполнению, по характерам действующих лиц и подробностям русского быта, -- и, в то же время, глубокое по мысли, социальное, общественное и историческое". {"Отечественные записки", 1842, No 7.} Белинский первый понял самое существенное в поэме Гоголя: ее общественно- историческое значение, неотделимое от значения художественного. Белинский первый оценил и обличительное содержание поэмы ("беспощадность"), неотделимое от любви к родине. Оценка Белинского была им развита и углублена в том же году в его полемике с К. Аксаковым. {См. "Отечественные записки", 1842, NoNo 8 и 11.} Белинский говорит прямо, что пафос поэмы "состоит в противоречии общественных форм русской жизни с ее глубоким субстанциальным началом", или в другом месте: "Мы именно в том-то и видим великость и гениальность в Гоголе, что он своим артистическим инстинктом верен действительности, и лучше хочет ограничиться, впрочем, великою задачею -- объективировать современную действительность, внеся свет в мрак ее, чем... изображать русскую действительность такою, какой она никогда не бывала". "Тем-то и велико создание "Мертвых душ", -- говорит Белинский, -- что в нем сокрыта и разанатомирована жизнь до мелочей и мелочам этим придано общее значение". {Обличительное значение и "глубоко-национальный пафос" поэмы отмечал рецензент Н. М<азко> ("Голос из провинции о поэме Гоголя" -- "Отечественные записки", 1843, No 4). Компромиссной была позиция анонимного критика "Литературной газеты", 1842, No 23: сочувственно оценивая общественное содержание поэмы, критик не одобрял ее "грязных шуточек".} Близок Белинскому в своей оценке "Мертвых душ" был и Герцен. Под непосредственным впечатлением гоголевской поэмы он записал в дневнике 11 июня 1842 г.: "Удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный". С этой точки зрения оценивал он и споры о "Мертвых душах" в приведенной выше записи от 29 июля 1842 г. "Есть слова примирения, -- писал он там же, -- есть предчувствия и надежды будущего, полного и торжественного, но это не мешает настоящему отражаться во всей своей отвратительной действительности". Это обличительное значение "Мертвых душ" было раскрыто Герценом позднее в брошюре "О развитии революционных идей в России". Резкими чертами характеризует Герцен "Россию дворянчиков": "Благодаря Гоголю мы наконец увидели, как они вышли из своих жилищ, из своих барских домов, без масок, без прикрас, вечно пьяные и ненасытные: рабы власти без достоинства и безжалостные тираны своих крепостных, сосущие жизнь и кровь народа с невинностью и простодушием ребенка, сосущего грудь матери. "Мертвые души" потрясли всю Россию. Подобное обвинение необходимо было современной России. Это -- история болезни, написанная мастерской рукой". Выписки из книги Герцена, в том числе и приведенная здесь, были сообщены Гоголю в подлиннике, в письме М. С. Скуридина от 13 сентября 1851 г., т. е. за несколько месяцев до смерти Гоголя. {См. "Н. В. Гоголь. Материалы и исследования", т. 1, стр. 133-138 и 145-149.} 6 октября 1843 г. Гоголь поручил Шевыреву приступить ко второму изданию "Мертвых душ", причем от переработки написанного отказывался. "Поправок не нужно, -- писал он, -- кроме разве в языке и


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 | 

Произведения Гоголя Николая Васильевича
©  gogol-book.ru